Театр как лекарство

Разговор    |    1725

Наш разговор начался довольно предсказуемо – хотелось побольше узнать о жизни и традициях Китая. Однако более интересной оказалась вторая часть, где выяснилось, что мой собеседник Юрий Тя-Сен не просто оказался в нашей республике по приглашению президента Николая Федорова, но и занят подготовкой спектакля… для профилактики и реабилитации наркомании.

Юрий Тя-Сен.
– Прошлый год был годом Китая в России. А насколько на самом деле сильны межкультурные связи этих стран?

– Взаимное проникновение и влияние культур началось в середине XIX века. В Китае есть полностью русские города и поселения, многие китайцы из приграничных поселений великолепно знают русский язык. Опять же – многие буддийские монастыри в России были созданы именно китайцами. Жители Китая по самым разным причинам оказывались в России – до революции 1948 года многие китайцы были выселены в Среднюю Азию и многие из них ассимилировались там. Понятно, что в таких условия шел и интенсивный обмен культурами – население России узнавало больше о Китае, а китайцы – о русских. 

Сам я родился в 1941 году в Ярославле, отец мой был китайцем, а мать – русской, то есть во мне сочетаются черты этих двух культур. Я прошел полный курс обучения в буддийском монастыре и, одновременно – был крещен в православной вере. 

Я бы сказал, что две эти культуры очень глубоко проникли друг в друга, хотя может это и не ощущается так явно. Сегодня в России большой интерес и к буддизму, и китайской медицине, фэн-шуй, боевым искусствам – к тому же, нынешняя политика открытости Китая способствует тому, что этот интерес только развивался. 

– Продолжая разговор о культуре – насколько жители двух стран знакомы с литературным наследием друг друга?

– Вопрос довольно неоднозначный. Вот в России хорошо знают «Книгу перемен», но в большей степени используют ее для гадания. А ведь это глубокий философский труд, изучать который можно на протяжении всей жизни! Наверное, свою роль играет и книгоиздание – сегодня очень сложно найти произведения китайских авторов, за исключением, наверное, Конфуция. Но при всей значимости этой личности, окончательного представления о литературе Китая он, конечно же, не дает. 

Если говорить о том, кого знают в Китае, то это в первую очередь классика – Пушкин, Достоевский, Толстой – все они очень хорошо известны. К тому же книги многих российских писателей экранизируются, что делает их гораздо более доступными.

– С какими стереотипами о Китае вам приходилось сталкиваться в России?

– Китай – это древняя страна и, одновременно – страна парадоксов, о которой мало что известно, на самом деле – только самый верхний культурный слой. В основном впечатление о стране складывается по боевикам о монастыре Шао Линь и ширпотребу, наводнившему ваши рынки. Но Шао Линь – это голливудский коммерческий проект, практически не имеющий никакого отношения к настоящим восточным единоборствам, культивируемым в закрытых тибетских монастырях, где вряд ли было больше 5-10 россиян. 

Что касается пресловутого «китайского качества», то продукция, которая продается в России под маркой «made in China» на 99% произведена в Манчьжурии – области относящейся к Китаю в большей степени территориально и ориентированной на удовлетворение дешевого рыночного спроса. Сам Китай, настоящий, начинается за Великой Стеной – там товары более качественные, и можете мне поверить – обувь китайского производства можно легко носить десять лет. Проверено на себе. Много качественной китайской продукции уходит на экспорт, причем даже в такие экономически развитые страны как Германия и Франция. Это не только экзотические для иностранцев сувениры, но и промышленная продукция, одежда, обувь.

– Вы прошли курс обучения в буддийском монастыре? Не мешает ли жизнь в миру сложившимся привычкам?


– Абсолютно нет. Мне не пришлось менять своих принципов и я до сих пор прекрасно живу по ним. 

– Расскажите подробно о театральном проекте, который вы реализуете в Чебоксарах?

– Это авторская программа, театр-лаборатория «Эксперимент», состоящая из нескольких групп. Детская театр-школа (кстати, довольно уникальное явление для России, где есть музыкальные, художественные, спортивные школы, а вот театральных нет) охватывает возраст 7-12 лет. Юношеская театр-студия рассчитана на тех, кто готовится поступать в театральные вузы – до 17 лет. И третья группа – основной состав – те, кто будут принимать непосредственное участие в наших постановках. Все заинтересовавшиеся могут обращаться в ДК «Салют», где каждую субботу с 12 до 16 часов проходит отбор.

– Как вы выбирали репертуар для ваших постановок?

– Тут особых проблем нет, я сам драматург и написал около 15 пьес – вот как раз сейчас и выбираем, что ставить, в зависимости от возрастного состава наших актеров.

Несколько лет назад у меня была довольно успешная постановка «ХХ век – финиш» – это документальная история про любовь, наркоманию и смерть. И, без преувеличения, очень мощное средство для борьбы против наркомании, суицида и пр. После каждого спектакля зрители задавали множество вопросов, присылали письма – многое из этого материала легло в основу новой пьесы – «Письма из будущего». Можно сказать, что это отдельное направление – работа с нашими зрителями, тут не обходится без участия помощников.

Без преувеличения скажу, что за время работы мы в прямом смысле слова спасли от суицида около 120 челоевк, еще около 1500 детей и подростков избавили от наркомании. Это своеобразная авторская методика, но если медицинские реабилитационные учреждения работают в большей степени в области физиологии, то мы занимаемся душой сознанием и душой человека. Да, еще хочется отметить – наша помощь абсолютно бесплатна.

В целом же, театральная школа – это поистине школа жизни – возможность получить целостное представление об окружающем мире. Неважно, захочет или не захочет подросток в будущем быть актером, но в любом случае он станет самостоятельной творческой личностью.

– Прошлый год был годом Китая в России. А насколько на самом деле сильны межкультурные связи этих стран?

– Взаимное проникновение и влияние культур началось в середине XIX века. В Китае есть полностью русские города и поселения, многие китайцы из приграничных поселений великолепно знают русский язык. Опять же – многие буддийские монастыри в России были созданы именно китайцами. Жители Китая по самым разным причинам оказывались в России – до революции 1948 года многие китайцы были выселены в Среднюю Азию и многие из них ассимилировались там. Понятно, что в таких условия шел и интенсивный обмен культурами – население России узнавало больше о Китае, а китайцы – о русских. 

Сам я родился в 1941 году в Ярославле, отец мой был китайцем, а мать – русской, то есть во мне сочетаются черты этих двух культур. Я прошел полный курс обучения в буддийском монастыре и, одновременно – был крещен в православной вере. 

Я бы сказал, что две эти культуры очень глубоко проникли друг в друга, хотя может это и не ощущается так явно. Сегодня в России большой интерес и к буддизму, и китайской медицине, фэн-шуй, боевым искусствам – к тому же, нынешняя политика открытости Китая способствует тому, что этот интерес только развивался. 

– Продолжая разговор о культуре – насколько жители двух стран знакомы с литературным наследием друг друга?

– Вопрос довольно неоднозначный. Вот в России хорошо знают «Книгу перемен», но в большей степени используют ее для гадания. А ведь это глубокий философский труд, изучать который можно на протяжении всей жизни! Наверное, свою роль играет и книгоиздание – сегодня очень сложно найти произведения китайских авторов, за исключением, наверное, Конфуция. Но при всей значимости этой личности, окончательного представления о литературе Китая он, конечно же, не дает. 

Если говорить о том, кого знают в Китае, то это в первую очередь классика – Пушкин, Достоевский, Толстой – все они очень хорошо известны. К тому же книги многих российских писателей экранизируются, что делает их гораздо более доступными.

– С какими стереотипами о Китае вам приходилось сталкиваться в России?

– Китай – это древняя страна и, одновременно – страна парадоксов, о которой мало что известно, на самом деле – только самый верхний культурный слой. В основном впечатление о стране складывается по боевикам о монастыре Шао Линь и ширпотребу, наводнившему ваши рынки. Но Шао Линь – это голливудский коммерческий проект, практически не имеющий никакого отношения к настоящим восточным единоборствам, культивируемым в закрытых тибетских монастырях, где вряд ли было больше 5-10 россиян. 

Что касается пресловутого «китайского качества», то продукция, которая продается в России под маркой «made in China» на 99% произведена в Манчьжурии – области относящейся к Китаю в большей степени территориально и ориентированной на удовлетворение дешевого рыночного спроса. Сам Китай, настоящий, начинается за Великой Стеной – там товары более качественные, и можете мне поверить – обувь китайского производства можно легко носить десять лет. Проверено на себе. Много качественной китайской продукции уходит на экспорт, причем даже в такие экономически развитые страны как Германия и Франция. Это не только экзотические для иностранцев сувениры, но и промышленная продукция, одежда, обувь.

– Вы прошли курс обучения в буддийском монастыре? Не мешает ли жизнь в миру сложившимся привычкам?


– Абсолютно нет. Мне не пришлось менять своих принципов и я до сих пор прекрасно живу по ним. 

– Расскажите подробно о театральном проекте, который вы реализуете в Чебоксарах?

– Это авторская программа, театр-лаборатория «Эксперимент», состоящая из нескольких групп. Детская театр-школа (кстати, довольно уникальное явление для России, где есть музыкальные, художественные, спортивные школы, а вот театральных нет) охватывает возраст 7-12 лет. Юношеская театр-студия рассчитана на тех, кто готовится поступать в театральные вузы – до 17 лет. И третья группа – основной состав – те, кто будут принимать непосредственное участие в наших постановках. Все заинтересовавшиеся могут обращаться в ДК «Салют», где каждую субботу с 12 до 16 часов проходит отбор.

– Как вы выбирали репертуар для ваших постановок?

– Тут особых проблем нет, я сам драматург и написал около 15 пьес – вот как раз сейчас и выбираем, что ставить, в зависимости от возрастного состава наших актеров.

Несколько лет назад у меня была довольно успешная постановка «ХХ век – финиш» – это документальная история про любовь, наркоманию и смерть. И, без преувеличения, очень мощное средство для борьбы против наркомании, суицида и пр. После каждого спектакля зрители задавали множество вопросов, присылали письма – многое из этого материала легло в основу новой пьесы – «Письма из будущего». Можно сказать, что это отдельное направление – работа с нашими зрителями, тут не обходится без участия помощников.

Без преувеличения скажу, что за время работы мы в прямом смысле слова спасли от суицида около 120 челоевк, еще около 1500 детей и подростков избавили от наркомании. Это своеобразная авторская методика, но если медицинские реабилитационные учреждения работают в большей степени в области физиологии, то мы занимаемся душой сознанием и душой человека. Да, еще хочется отметить – наша помощь абсолютно бесплатна.

В целом же, театральная школа – это поистине школа жизни – возможность получить целостное представление об окружающем мире. Неважно, захочет или не захочет подросток в будущем быть актером, но в любом случае он станет самостоятельной творческой личностью.

  • X
НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ Летное училище в Краснодаре пополнится 15 будущими военными летчицами Институт правовой экономики в Москве лишился лицензии МИИТ снова сменил имя Рособрнадзор отозвал государственную аккредитацию у Московского института Телевидения и Радиовещания «Останкино» Приемная комиссия в самарские вузы в самом разгаре В Рязанском медицинском университете завершились выпускные вечера Няндомскому железнодорожному колледжу исполнилось 95 лет! В Нарьян-Маре впервые прошла акция «Доступный ЕГЭ» В Самарском университете имени Королёва открылся Международный конгресс В Самаре чествовали выпускников, которые сдали ЕГЭ на 100 баллов Новоиспеченные журналисты получили дипломы о высшем образовании Выпускники частной школы "Райские птички" из Махачкалы получили аттестаты об образовании Ректор РГГУ Е.Н. Ивахненко рассказал о ходе приемной кампании в эфире Первого канала Ученые советы двух университетов приняли решение об объединении
ВЧЕРАШНИЕ КОММЕНТАРИИ Дарья: Здраствуйте. У меня образование техника-лаборанта, училась на бюджете. Могу ли я... Винокурова А.А.: Какой курс? Винокурова А.А.: Здравствуйте, Артур. В 2017 году средний проходной балл на заочную форму обучения... секретарь руководителя: Здравствуйте. При наличие у Вас уже имеющегося средне-специального образования,... люба: Подсчитай средний балл Аттестата. Берут с 4,1 Инф. центр: Добрый день! Очно-заочная/вечерняя форма обучения - 3 года 10 месяцев. Занятия по... Зарина: А можно ли перевестись в ваш колледж в феврале? Я учусь в Тверском колледже им... Александр: Здравствуйте, после лазерной коррекции могут взять в училище? Вероника: Здравствуйте! Какие документы нужны при поступлении? Семён.: "подготовка военнослужащих для замещения должностей старшин рот". возможно... Аноним.: А можно ли перейти с другого колледжа к вам? Если да, то как можно узнать есть ли... Наталья: Будут ли в этом году принимать девушек и на какие отделения? Айгуль: Когда у вас будет день открытых дверей? Иван: Точно можно? Радима: Можно ли к вам поступить после 9 класса? Максим: Летом... Ирина: Здравствуйте, меня зовут Ирина. Хотела бы в этом году поступить в ваш колледж на... Иван: Можно ли сдавать физику при поступлении в ваше учебное заведение? Если да, то... Владислав: Здравствуйте, а можно ли поступать на фармацию после 11 классов и сколько будет... Нина: Здравствуйте, у меня есть средне специальное образование экономическое и высшее...